Goldyn
Чудеса там, где в них верят, и чем больше в них верят, тем чаще они случаются.
Сама я эту историю помню не очень хорошо, хотя именно я была ее главным действующим лицом. Мне тогда было около четырех лет, поэтому личные воспоминание о ней весьма смутные, зато эту сагу так часто передавали в нашей семье из уст в уста, что мне стало казаться, будто я помню все подробности. Поэтому буду рассказывать от первого лица.

Как и все нормальные дети я не любила спать днем. Но родители, повинуясь почерпнутым знаниям о режиме, моего мнения по этому поводу не учитывали. Разумеется, я выражала свое недовольство, в основном некорректными способами. Видимо, мои вопли благотворно повлияли на папину изобретательность, ввиду чего появился компромисс. Папа говорил мне, что я лягу спать, но всего на одну минутку. Минутка, понятное дело, это совсем немного. Я соглашалась, залезала в кровать и... засыпала на обычное время. Вот вам наглядный пример того, как коварные взрослые пользуются наивностью детей.

Однако, в тот раз (а был уже конец декабря) я не соглашалась улечься даже на минутку. Папа сказал, что, если я лягу, то, когда проснусь, меня ждет сюрприз. Сюрпризы я любила, поэтому уснула даже быстрее обычного. Но вот дела – меня разбудили, а не стали ждать, пока я проснусь сама.
- Ну, Катя, - радостно объявил папа, - вот твой сюрприз. За окном стоит машина. Поедешь к бабушке на Новогоднюю Елку?
- Не-е-ет, - протянула я, недовольная тем, что меня неожиданно оторвали от сна.
- Катерина! Там же будет нарядная елка, придут другие детки и Дед Мороз со Снегурочкой.
- И конфеты будут? – оживилась я, усаживаясь на кровати.
- Ну конечно! А для хороших детей еще и подарки.
- Я – хорошая девочка! – окончательно проснувшись, заявила я.
Папа помог мне одеться, и мы вышли на улицу, где нас ждала служебная машина с номером 04 на кузове. Быбушка усадила меня к себе на колени, и мы поехали к ней на работу, где для детей устроили праздник.

Народу было много. Больше всего детей, а с ними мамы, папы, бабушки или дедушки. Моя бабушка тут же умчалась на дежурство, а папа повел меня в зал, где нарядно блестела огромная до потолка елка. Мы водили хороводы, пели песни, а чуть позже с большим мешком за плечами появился сам Дед Мороз.
- Ну, - пробасил он, - кто расскажет дедушке стишок?
- Я! – тоненьким голоском выкрикнул мальчик, который стоял ближе всех к Деду Морозу. Тот усадил его к себе на колени, и мальчик на одной ноте пробубнил стишок о снеге. Дедушка торжественно вручил ребенку конфету, и вновь предложил нам рассказать стишок. Раз уж появились конфеты, я решила, что пора действовать и, не дожидаясь приглашения, залезла к Деду Морозу на колени.
- Стихотворение! - громко объявила я, устраиваясь поудобнее. – Александр Сергеевич Пушкин. Зимнее утро.
Вобще-то я сначала хотела рассказать стишок «Добрый Дедушка Мороз...», но вспомнила, что «Зимнее утро» недавно вслух учил Мишель, и я его случайно запомнила, ну а раз запомнила, не пропадать же стихотворению!
Дед Мороз меня похвалил и дал конфетку.
- Ну, - сказал он, - Кто еще расскажет мне стишок?
Странное дело, но желающих больше не оказалось. Дед Мороз повторил свой призыв трижды. Я подумала и вновь залезла к нему на колени:

Добрый дедушка Мороз,
Мне щенка в мешке принес,
Но какой-то странный дед
В шубу мамину одет...


Ритуал с вручением конфеты повторился, но на этот раз я не спешила слезть с доброго дедушки.
- Еще хочешь рассказать стишок? – удивленно спросил дед Мороз.
- Да!
- Ну... рассказывай, - без прежнего энтузиазма согласился дедушка.
«Лишь куранты пробили двенадцать...» - торжественно начала я.
Когда я закончила, Дед Мороз вытер руковицей пот со лба, вручил мне шоколадку и поставил меня на пол:
- Твои стишки мне очень понравились, а теперь иди, девочка...
- Ой, а я еще знаю... «Что растет на елке? Шишки да иголки...»

Вскоре класть конфеты мне уже было некуда, и я побежала к папе, чтобы оставить заработанные сладости у него. Разгрузившись, я вернулась к Деду Морозу, который уже начал вручать подарки. Увидев, что я снова рядом и по-прежнему в боевой готовности, дедушка издал непонятный звук и скрылся за елкой. Я отыскала его под обмотанной гирляндой веткой. «Тихо падает снежок, серебром искриться...», услышал Дед Мороз у себя за спиной и, поглядев на меня диким взглядом, стал, пятясь, выбираться из-под елки. Я, продолжая читать стишок, последовала за ним.
- Девочка... – с надеждой в голосе спросил дед Мороз, - ты не устала?
- Нет! – бодро ответила я. – Я еще мно-о-о-го стишков знаю!
- Девочка... а ведь у меня больше нет конфет...вот эти последние. – Он сунул руку в мешок и высыпал мне в руки большую горсть конфет.
- Ничего, дедушка, я тебя просто так порадую! – утешительно заметила я. – Подожди немного... – я вновь выгрузила конфеты папе и вернулась к нему. – Вот стихотворение про мешок со снегом...

Дед Мороз принялся обреченно озираться. Его взгляд остановился на человеке с большим кульком конфет в руках и активно двигающимися челюстями.
- Это твой папа? – со всхлипом спросил он.
- Да! Он меня вот такому стишку научил...
Далее Дед Мороз уговорил меня спеть вместе со Снегурочкой, а сам пошел искать спасения у моего папы.
- Ваша дочка так много стихов знает, но у меня другие дети, у меня график, наконец!
- Чем могу помочь? - осведомился папа, бесстрастно поедая конфеты.
- Сделайте что-нибудь! Пусть она больше не рассказывает. Всему же есть предел...
- Катерина! – позвал папа. Я подбежала к нему. – Дедушке скоро надо отправляться домой на Север...
- А стихотворения? – расстроенно протянула я.
- Ну ты послушай. Можешь рассказать Дедушке еще стихотворение, но только одно, договорились?
Дед Мороз смотрел на папу, как на спасителя.
- Ну, ладно... - нехотя согласилась я.
Дед Мороз на радостях снова усадил меня к себе на колени. Напрастно он это сдедал - последнее стихотворение по сути оказалось длиннющей поэмой.

«Знаете», - говорил потом папа, - «ее нужно почаще водить на Елки. В следующий раз пойдем ко мне на работу – конфеты для праздника заказали мне купить, а уж я позабочусь, чтобы самые вкусные были...»

(с) Scally

@темы: Новогодние записки, Истории Жизни